Зимний Ленин

Впечатления и рассказ Ивана Артемова о зимнем восхождении на пик Ленина в январе 2016 года.

Loading...

В январе 2016 года две команды — команда турклуба МАИ Дмитрия Прибылова и команда Сергея Селиверстова в один день взошли на пик Ленина по маршруту Аркина.

Вся наша группа, за исключением Димы Рыжанкова, переболела каким-то вирусом во время этапа акклиматизации в Кичик-Алае. Я так и не сумел окончательно выздороветь к началу восхождения. В Сары-Могол я приехал под антибиотиками, вышел из машины, вдохнул холодный воздух и сразу начал кашлять. Этот сухой высотный кашель преследовал меня до самой Москвы.

В январе солнце на северной стене Ленина не выходит из-за гребня, склон всё время в тени из-за этого создаётся ощущение что день подходит к концу и ты уже опоздал. Лагерь 4400 освещается солнцем короткий отрезок времени, но по общему мнению группы самая холодная ночь была как раз на 4400, когда мы после выхода на 6130 спустились отдохнуть перед восхождением, видимо организмы пытались расслабиться и снизили часть защитных механизмов.

Ночь на 6130 накануне штурма прошла нормально, я не мёрз, немного поболел зуб, но потом мне приснилось что Серега дал мне чудо таблетку и всё прошло. Нельзя сказать что сон был полноценным, но он позволил организму немного восстановиться после тяжёлого дня. Зажумарили по веревке из трещины около восьми утра и в связках двинулись наверх. На мне надето термобельё, три поларки, пуховая жилетка, мембранная куртка и пуховка сверху, на ногах два слоя полара поверх термы и синтепоновые штаны, надетые на мембрану. Обувь — двойные Миллет Эверест, на руках пуховые рукавицы, на голове — две шапки и баф. Иду и жалею что не сделал бахилы на Миллеты, ноги чуть мёрзнут.

Маршрут восхождения на пик Ленина зимой 2016

Холоднее всего стало в районе 6600, но терпимо, я чувствую что иду плохо, ребята могут быстрее, я иду в связке с Чижиком и Рыжанковым. Серега с Денисом — далеко впереди. Подходим под наиболее крутой участок маршрута — кулуар выводящий на гребень, у Дениса Урубко в 2004 здесь был лёд и он вешал верёвку. У нас льда нет — фирн, идём на три такта. Я два раза предлагаю пацанам отвязаться от меня и идти вперед, чувствую себя уверенно, но ускориться не могу. Парни отказываются, тогда я выхожу вперед, собираюсь с силами и всё же ускоряюсь ( по крайней мере мне так кажется ). В голове одна мысль — нужно вылезти на гребень, он уже не далеко, там до вершины уже дойдём. Встречаем спускающихся Селивёрстова и его бойцов, поздравляем их, они желают нам удачи.

Ну вот и гребень — здесь на удивление тепло — солнце и нет ветра, развязываемся и оставляем веревку. Вершина — рукой подать, иду к ней, но рывок в кулуаре не проходит даром, я медленно и верно отстаю от парней, расстояние между нами растёт.

Передо мной последний взлёт перед горой и глаза Сереги и Дениса — они говорят мне «Стой, надо вниз». Минута тянется как вечность, я хочу идти вперёд на вершину, но четко приходит осознание того что, ребята будут ждать меня перед спусковым кулуаром, они не будут спускаться без меня, а значит я обрекаю их на спуск в темноте. Я разворачиваюсь.

Иду вниз медленно, несколько дней назад, спускаясь с 6130 в базовый лагерь, я криво наступил кошкой и дёрнул оперированный мениск. К нашей трещине выходим уже в темноте. Моя команда взошла на гору!

Через два дня была ошхана, баня и самолёт в Москву.

2018-04-24T19:56:15+00:00

Оставить комментарий

14 − 14 =