Поход по горам Центрального Тянь-Шаня в июле — августе 2017 года. Часть 2.

Loading...
Loading...
Loading...
Восхождения на Хан-Тенгри (6995) и западную вершину пика Военных Топографов (6815)

Ночной пик Победы

Ночной пик Победы (7439)

Разобрав продукты и снаряжение, пообедали и вышли к первому лагерю Хан-Тенгри на слиянии Южного Иныльчека и Семеновского. У меня сильнее обычного заболела спина, не долеченная с мая и беспокоившая первую часть маршрута. Боль отдавалась в правую ногу и мешала прыгать через трещины и ходить. Вероятно сказались тяжелые рюкзаки. На старте в дополнение ко всевозможному снаряжение у нас с собой было на 14 дней продуктов. Сейчас, планируя следующим препятствием траверс вершин Меридионального хребта от Пржевальского до Мраморной стены, взяли с собой еды на 9 дней с учетом возможной непогоды.

пик Советской Киргизии

Пик Советской Киргизии (5561)

1 лагерь Хан-Тенгри

Лагерь на стрелке ледников Семеновского и Южного Иныльчека

К Западному седлу Хан-Тенгри

Путь к Западному седлу Хан-Тенгри

Переночевав в районе первого лагеря, вышли вверх по Иныльчеку. Ночью состояние здоровья только ухудшилось. После первого перехода ребята предложили меня разгрузить. Идти стало легче. Остановившись на обед напротив ледника Разорванный, там же и остались на ночевку. На ледник сел плотный туман, мешавший ориентироваться в зоне трещин, да и мне решили дать отдохнуть.

ледник Демченко

Вышли на ледник Демченко

С вечера настроился выздороветь, но ночью в какой-то момент сильно защемило спину, о чем утром напрасно рассказал ребятам. И не смотря на то, что самочувствие мое улучшилось, на общем собрании было решено, что риск ухудшения состояния слишком большой и дополнительные дни отдыха ничего не дадут. Решено было мне спуститься в МАЛ, отдохнуть и получить консультацию у врача. Было жаль сворачивать маршрута, но, осознавая свою вину и понимая общую тревогу и заботу, противостоять коллективу я не мог. Ребята собрались сходить на видимую из лагеря и известную нам по отчету группы Анатолия Джулию вершину Шатер Западный (6511). Договорились встретиться в МАЛе через 5 дней.

Хан-Тенгри и ледник Разорванный

Хан-Тенгри и ледник Разорванный

Пик Валиханова

Мощные ледопады в районе пика Валиханова (6110)

Компанию мне составил Миша, после сворачивания планируемого маршрута временно потерявший интерес к горам.  Я же, ровно в ту минуту, когда не пошел с ребятами наверх, выздоровел. Так как понимал, что если просто так больной уеду домой, то в следующий раз собраться в горы будет очень тяжело. При этом было понятно, что с Шатра команда спустится имея неплохую акклиматизацию, и мне, просидевшему в лагере, будет за ней не угнаться. Поэтому в образовавшееся окно решил попробовать успеть сходить на Хан-Тенгри и желательно переночевать на 6400.

Всю дорогу до лагеря проговорили с Мишей и на вершину решили выходить вдвоем.

МАЛ на Южном Иныльчеке

Спустившись в лагерь, сразу пошел на консультацию к доктору Авазу. Он осмотрел меня и сказал, что скорее всего это грыжа. Единственный способ лечения, который он рекомендует — это лежать и колоть кетанов.

Мы сняли комфортную желтую палатку, но проваляться долго не смогли. Сходили погулять к скале с табличками и на следующий день вышли на Хан-Тенгри.

Снежный лотос на Иныльчеке

Снежный лотос у памятной скалы на Иныльчеке

Лагерь на Южном Иныльчеке

Путь от базового лагеря до ледника Семеновского занимает 2,5 – 3 часа. Палатки первого лагеря стоят не прямо на слиянии с Южным Иныльчеком, а чуть ниже, укрывшись от больших лавин с Хан-Тенгри и пика Чапаева за скальным отрогом.

Чувствуя некоторую эйфорию от выхода на маршрут, мы увлеклись и прообщались до позднего вечера. Градус в крови также мешал заснуть. В итоге отрубились в десять, а в полночь встали для раннего прохождения узкого и опасного участка между пиками Чапаева и Хан-Тенгри, в народе называемого бутылкой.

Вечерний снегопад замел все следы. Подъем начали практически в темноте. Фонарик выхватывал только 50 метров ледника перед ногами. Шли прямо вверх, ориентируясь на силуэты больших гор. Я был не Хан-Тенгри 8 лет назад, но сейчас все изменилось. Вместо глубокого снега — фирн, припорошенный снегом. Да и спускались мы по большей части вдоль противоположного борта.

Перед началом опасного места нас обогнала связка. Один из мужиков в ее составе был на Хане в прошлом году и в общих чертах представлял, где проходит стандартный путь подъема.

Выход в бутылку на Хан-Тенгри

Окружающий пейзаж светлел, а горы просыпались.

Ледник Семеновского

На подходе к горлышку бутылки с пика Чапаева пошла лавина, ушедшая ниже, но державшая в напряжении и накрывшая нас снежной пылью.

Лавина с пика Чапаева

Чуть выше мы увидели палатку с сумасшедшим человеком, решившимся поставить ее в таком месте.

Палатка в бутылке Хан-Тенгри

Палатка — точка по центру кадра

Миша Войтюк

Ледопад на леднике Семеновского

Кто-то спускается навстречу

Чуть выше ледопада ледника Семеновского расположен лагерь 5300. Учитывая вчерашние посиделки, мы не смогли отказать себе в желании вскипятить там чаю и подремать часочек.

Перед лагерем 5300 на Хан-Тенгри

Пик Военных Топографов со склонов Хан-Тенгри

Верховья Южного Иныльчека и пик Военных Топографов (6873)

пик Победы

Массив пика Победы

Отдых нас немного взбодрил и в бергшрунд под Западное седло Хан-Тенгри мы поднялись относительно свежими. Здесь, на высоте 5800, располагаются палатки штурмового лагеря. Дальнейший маршрут по западному ребру Хан-Тенгри практически целиком провешен стационарными перилами. Небольшие площадки для ночевки есть еще на 6350 (под одну палатку), 6400 (под две палатки), на 6600 (под 1 палатку), в районе вершины.

Ребро Хан-Тенгри

По сравнению с 2009 годом сейчас большинство палаток на 5800 стоит в широком засыпанном берге под седловиной, там же отрывают пещеры. Здесь меньше дует и безопаснее. 8 лет назад с седла на север, практически из под наших ног улетел гигантский карниз, обломившись прямо по тропе с вешками.

Лагерь 5800 на Западном седле Хан-Тенгри

Простое восхождение на Хан-Тенгри не могло дать нормальной акклиматизации. Поэтому мы решили подниматься с бивуачным снаряжением на 6400, ставить палатку, идти на вершину, а затем спускаться и ночевать. Может быть в плане нагрузки такой план был не совсем идеальным, так как грамотнее было бы сначала переночевать на 6400, а на следующий день сходить гору. Но мы боялись ухудшения погоды, которое обещал прогноз. Решили успеть максимум в свой первый выход.

Собрали лагерь и около 3 часов утра вышли наверх с 5800. Мне повезло на старте проскочить группу иностранных восходителей, а Миша встал за ними и в дальнейшем обходил их по одному. По пути к 6400 я обогнал несколько человек, которых больше на пути к вершине и на спуске не видел, вероятно они повернули назад.

За 3 часа поднялся к площадке на 6400, где уже стояла одна палатка. Погода была неприятная, видимость ограничена, дул порывистый ветер. Поэтому нашу палатку я не рискнул ставить в одиночку и занялся выравниванием и достройкой площадки. Вместе со вскоре подошедшим Мишей мы установили и растянули палатку, в которой оставили вещи и снаряжение.

Надо сказать, что восхождение на Хан-Тенгри по классическому маршруту с Западного седла не совсем спортивно. Практически сплошная нитка перил позволяет подняться и спуститься с вершины почти в любую погоду. Современное снаряжение надежно защищает даже от сильного ветра, а отсутствие видимости лишает удовольствия, но не мешает подъему. Так и мы, естественно, вспоминая “холодно — ветер” от Владимира Стеценко, решили, что не идти наверх повода нет.

Если до 6400 даже с рюкзаком я чувствовал себя достаточно свежо, то продолжив подъем уже налегке, заметил, что темп упал. Миша же наоборот прибавил и ушел на пару веревок вперед. Я же пытался найти мотивацию для подъема на вершину, где уже был ранее, по провешенному маршруту и в отсутствии видимости. Уговорил себя продолжить восхождение ради дальнейшей акклиматизации. Перед “корытом” догнал Мишу, который уперся в очередь на перилах.

Нам явно не хватало акклиматизации, так как предыдущим выходом на верх был траверс вершины Волынка (5650) с ночевкой на 5300. Я смотрел на людей впереди, идущих ощутимо медленнее и все-равно упирающихся и продолжающих двигаться вверх. И понимал, что если они терпят, то и я могу чуток потерпеть.

На вершину мы вышли вместе с алмаатинцами. Подъем от 6400 занял около 5 часов. Физически и от того психологически он дался тяжело. Спустя пару недель на Победу мы сходили легче и с гораздо большим удовольствием. Тяжелую зеркалку наверх протаскал за зря, сделав только пару кадров. Северного Иныльчека за облаками мы так и не увидели.

На вершине Хан-Тенгри

Миша Войтюк на вершине Хан-Тенгри

Спустились в палатку на 6400, где пообедали и устроились на отдых. Прогноз обещали негативный, но отказывать себе в высокой ночевке мы не стали.

Проснулись в час ночи и поспешили вниз. Пройдя бутылку до восхода солнца, в 5 утра были на Южном Иныльчеке.

Пик Погребецкого

Слева пик Погребецкого (6527), правее пик Военных топографов (6873)

Тем временем наша основная команда поднялась на Восточное седло Хан-Тенгри через ледопад ледника Разорванный. И предприняв попытку восхождения на Западный Шатер, в условиях плохой погоды, вынуждена была развернуться и спуститься в лагерь на седле. А времени для повторной попытки уже не оставалось, так как поджимал контрольный срок нашей встречи в МАЛе.

Важа Пшавела и Неру

Важа Пшавела и Неру

Хан-Тенгри

Хан-Тенгри (6995)

Воссоединившись с командой начали совместно строить дальнейшие планы. Стало понятно, что продолжить первоначально запланированный маршрут и в завершении сходить на Победу мы уже не успеваем. В итоге, решили, что сходить на отдельные вершины будет проще и интереснее. К тому же в тот момент еще сохранялась надежда на возможный траверс Победы.

пик Победы

Ребята не бывшие на Хане, решили идти туда. А к нам с Мишей присоединился Ваня, уже бывший снежным барсом, и мы запланировали прогулку в верховья ледника Звездочка.

Здесь, в районе Иныльчека, основное внимание приковано к Хан-Тенгри. В этом году только с юга взошло больше ста человек. Еще часть людей пытается подняться на пик Победы. Остальные же интересные и легкодоступные вершины, имеющие не столь привлекательную высоту, вниманием обделены. На многих шеститысячниках Меридионального хребта восходители побывали 1-2 раза. В районе ледников Комсомолец, Шокальского, Путеводный и других полно нехоженных пятитысячников. На третью по высоте вершину Тянь-Шаня – пик Военных Топографов (6873 м) поднимаются крайне редко, 1-2 группы за 5 лет.

Лагерь на Южном Иныльчеке

Так как описаний у нас не было, мы решили своей подгруппой подняться в верховья Звездочки и уже там решить, что делать дальше. Планировали выбирать между Военными Топографами и Восточной Победой в зависимости от увиденного.

На леднике Звездочка

Путь в верховья Звездочки ведет по маркированной тропе до ледопада на повороте ледника. Затем мимо первого лагеря Победы проходит под пьедесталом маршрута Абалакова и далее вверх под стенами Восточной Победы.

Маршрут Абалакова на Победу

На заднем плане маршрут Абалакова на пик Победы

Ледник Звездочка

По центру кадра вдали — западная вершина пика Военных топографов

В центральной части Звездочки множество озер. Ледник разорван не сильно. Небольшой ледопад напротив отрога пика Шипилова обходится вдоль правого борта ледника. Чтоб не проваливаться, после обеда, надели снегоступы и дальше пошли в них.

Вверх по леднику Звездочка

Западная вершина пика Военных топографов

Западная вершина пика Военных топографов (6815)

Лавина с пика Победы

Лавина с балкона Победы. Правее маршрут Журавлева.

Скальные стены Восточной Победы впечатляют крутизной и масштабами. Солнце их практически не освещает. Из проложенных здесь четырех маршрутов ни один не повторен.

Стены пика Победы

До перевала Чонтерен, расположенного между Восточной Победой и Военными Топографами накануне не дошли порядка 4х километров. Утром Миша пожаловался на недомогание. Вероятно не до конца восстановился после Хан-Тенгри, да и вчерашний день в 9 часовых переходов был непростым. Мы подошли под перевальный взлет, но выше подниматься не стали. Так как сочли, что отдых гораздо продуктивней пройдет внизу.

Лагерь на Звездочке

На следующий день состояние и настроение отличное. На Чонтерен поднялись практически пешком, повесив 50 метров перил в верхней части взлета. С китайской стороны тоже не видно больших сложностей. Поэтому туристическая категория перевала 3Б, весьма условна.

Лагерь на леднике Звездочка

пик Шипилова

пик Шипилова (6201)

Плюс маршрута на вершину Восточной Победы (6762 м) в том, что от седловины перевала (5500 м) он налегке и при текущем состоянии снега ходится за день. Мы же, имея некоторый запас времени, решаем идти на расположенный дальше пик Военных Топографов.

Восточная Победа

Позади гребень к Победе Восточной

Прямо с перевала в направлении пика Военных Топографов уходит узкий карнизный гребень. Идти по нему в связке малой группой одно удовольствие.

пик Военных Топографов

Внизу ледник Звездочка

Выше гребень расширяется, переходя в снежный склон, который выводит на небольшое плато. На краю плато расположена группа живописных ледовых сераков. Ваня окрестил их джулиевскими, так как в отчетах Анатолия часто видел подобные формы рельефа. Большие куски льда откалываются от края плато и постепенно сползают в пропасть. Пока готовился обед, успели немного погулять и полазать.

Массив пика Победы

Массив пика Победы

Сераки под пиком Военных топографов

Стены пи ка Военных топографов

Стены пика Военных топографов

пик Победы

Между сераками — пик Победы

Лагерь установили на высоте 6050 под склонами, выводящими на западный гребень Военных Топографов. Пока ребята ставили палатку, я успел затропить наверх и поснимать немного горы. Перед глазами открывался весь путь траверса команды Валерия Хрищатого от Победы до Хана.

От Победы до Хан-Тенгри

Вершины легендарного траверса на одной панораме

пик Победы

Хан-Тенгри

Хан-Тенгри (6995)

пик Победы

Закат над Хан-Тенгри

Панорама тянь-шаньских вершин

Возникшие было планы траверса вершины отложили до будущих походов, так как Миша, мотивируя решение сохранностью сил для Победы, составить нам компанию на восхождении отказался.

Утром нас ждали новые приключения. Около 5 часов пару раз тряхануло. Как позже оказалось, это были отголоски семибального китайского землетрясения. Там, где накануне был небольшой бергшрунд, появилась 3х метровая ледовая стенка. Все наше плато просело, на склоне образовались глубокие ледовые воронки. Кое-где сошли обвалы. Как позже рассказали ребята из второй нашей подгруппы, в этот момент спускавшиеся с Хана, лавины одновременно сошли с Чапаева и Хан-Тенгри, облако пыли вылетело на Иныльчек. А они буквально за несколько минут до этого успели уйти с ледника Семеновского за угол.

Хан-Тенгри на закате

Во время вечерней разведки, первый скальный жандарм западного гребня Военных Топографов показался довольно сложным. Для его прохождения пришлось бы вешать перила. Поэтому на гребень мы решили подниматься новым путем, выходя уже выше жандарма.

Подъем к пику Военных топографов

горы Китая

Вид на китайскую сторону

Количество снега на склонах было приличным. Иногда встречались пятна наста, но в основном приходилось тропить и не забывать о лавинной опасности. Шлось тяжело. Изначально прихватив с собой дополнительную веревку и какой-то набор скальной снаряги, оставили все это на полке. Так как поняли, что если столкнемся с серьезными техническими сложностями, то в нынешнем состоянии на вершину не успеем. А все что проще, пролезем в связке.

Верховья Южного Иныльчека

Верховья Южного Иныльчека

От места выхода на гребень под скальный взлет ко второму жандарму идет длинный участок с карнизами. Нас больше смущали не они, а реальные шансы уехать с лавиной на отвесные скалы китайской стороны. В какой-то момент даже перевязались на всю длину веревки, чтобы иметь возможность попеременно выпускать друг друга и заправлять ее за торчащие камни.

Гребень пика Военных топографов

Погода не способствовала подъему, но и не заставила развернуться. От порывистого ветра спасали капюшоны и ветрозащитные маски. Пройдя карнизы, подошли под скальный жандарм. Нижнюю часть пролезли лазанием. Выше я залез, немного напрягшись в камине, и скинул Ване веревку.

Выше жандарма гребень расширяется и становится простым. Но ветер и глубокий снег мешали идти. На Западную вершину Военных Топографов (6815 м) поднялись при отсутствии видимости. В туре нашли записку Кирикова-Олейника-Паршина от 2005 года, в свою очередь снявших записку Сергея Лаврова от 1999 года.

До Главной вершины по навигатору оставалось еще 400 метров и 60 по высоте, но без видимости идти туда мыслей не было.

Гребень пика Военных топографов

На спуске распогодилось

В лагерь 6050, где Миша нас встречал обалденным борщом, спустились к 18:30 вечера.

Лагерь под пиком Военных топографов

пик Победы на закате

На утро встав пораньше, спустились на Звездочку и добежали в базовый лагерь, где нас уже встречали, успешно поднявшиеся на Хан-Тенгри ребята.

пик Победы

пик Победы с ледника Звездочка

пик Военных топографов

Озеро на Звездочке

Вечером к нам пообщаться пришла иранка, которую ребята фактически спасли на Хане. По рассказам, во время ночевки на 6400, в 8 вечера она спустилась на полку к их палаткам и осталась сидеть. Сил продолжать спуск у девушки уже не было. Первоначально на приглашение пройти в палатку, как и на предложение чая она ответила отказом. Но в итоге ее уложили в спальник, согрели, напоили и утром в нормальном состоянии отправили вниз.

Хан-Тенгри

Хан-Тенгри

Loading...
Loading...
Loading...
2018-09-18T21:34:30+00:00

Оставить комментарий

восемнадцать − 9 =